Передовые черты отечественном терапии второй половины XIX века

В клинической медицине в странах Западной Европы во второй половине XIX века преобладало учение Вирхова. В лице И. М. Сеченова и С. П. Боткина русская медицина опиралась на дарвинизм. Он стремился превратить клиническую медицину в точную науку и считал, что «неизбежный для этого путь есть научный…

Успехи патологической анатомии к началу XIX века выявили недостатки клинической семиотики и необходимость новых способов исследования патологических изменений внутренних органов. Отражением этого во Франции и других странах была реформа медицинского образования.

Под влиянием развития естественных наук — физики, химии — в XIX веке, особенно во второй его половине, клиническая медицина стала приобретать характер естественнонаучной дисциплины. Частная патология расширилась, так как в XIX веке одно за другим следовали исследования и описания новых форм болезней.

С 1838—1840 гг. оно было предложено для целей диагностики, но затем оставлено и только в 1857—1858 гг. введено в клиническую практику Тюрком и Чермским. В середине и второй половине XIX века диагностическая методика быстро совершенствовалась. Клиника использовала созданные физикой осветительные и оптические приборы, благодаря чему глаз врача проник во внутренние полостные органы живого человека.

Постепенно клиническая медицина все больше отходила от врачебной интуиции и становилась научно обоснованной дисциплиной. Методы лечения во второй половине XIX века также претерпели существенные изменения. В первую очередь это сказалось на лекарственной терапии. Исключительную роль в развитии химии сыграло открытие Д. И. Менделеевым периодического закона. В фармакологии были применены физиологические методы и таким путем создалась экспериментальная, опытная фармакология.

Оно способствовало изучению материального субстрата болезни, углубляло понимание тонких изменений клеток и отдельного органа при определенной болезни. Локалистический подход фиксировал внимание врача на статике патологического процесса в ущерб биологическому пониманию болезни как явления динамического.

Передовые черты отечественном терапии второй половины XIX века

Она (целлюлярная патология) забывает о человеке и думает лишь о клеточках и теряется, таким образом, в бездне бесконечно малых величин». Основные ошибочные положения клеточной патологии Вирхова оказали задерживающее влияние на развитие теоретических обобщений в области клинической медицины. Среди наиболее ортодоксальных последователей Вирхова в Западной Европе надо назвать Траубе. Людвиг Траубе (1818—1878), ученик Пуркинье, Мюллера и Шкоды, профессор терапии в Берлине, был в Германии представителем экспериментального метода в патологии.

Он изучал явления кризиса, лихорадку, связь между заболеванием сердца и почек, действие наперстянки и других лекарственных веществ. В своих теоретических обобщениях Траубе был в плену клеточной патологии Вирхова, его локалистических воззрений и анатомического направления. Траубе полностью разделял локалистические концепции и удовлетворялся морфологической трактовкой патологических процессов.

Но к середине XIX века была научно обоснована только диагностика. Ее новая венская школа и относила к науке. Слабо разработанную терапию оставили за пределами науки, т. е. предоставили ей далее оставаться сферой интуиции и эмпирии. В знании, а не в нашей практической деятельности наша сила». В этом высказывании характерно противопоставление знания практической деятельности.

Все это создало необходимость разделения медицины как науки И предмета преподавания на большее число разделов. В это время из терапии выделились в качестве отдельных отраслей медицины и самостоятельных предметов -преподавания невропатология, психиатрия, дерматология с венерологией и педиатрия.

Однако он считал, что «чем более совершенствуется клиническая медицина, тем меньше в ней будет места искусству и тем более она будет научна». Клиническая медицина в XIX веке обогатилась множеством более точных и совершенных методов диагностики.

Еще интересное